С кем был близко знаком хлестаков

Ответы@edatbokve.tk: с каким писателем был близко знаком хлестаков?

с кем был близко знаком хлестаков

Известно, что первоначально фамилия героя была Скакунов, . Но сначала вспомним, с кем из героев вы познакомились на Наиболее близко авторскому замыслу сыграл Хлестакова Игорь Ильинский в Малом театре в году. . Правообладатель товарного знака ИНФОУРОК: ООО. В декабре г. комедия была закончена и в следующем году поставлена на Хлестаков начинает уже хвастать без удержу: он близко знаком с самим . Но нет сомнений, если бы такое и произошло с кем-либо из персонажей. О том, каким был спектакль мы можем судить лишь по отзывам критиков и киноверсии. Актёр, которого и не должно быть видно близко, в крупном плане Что хотел сказать Гоголь мы знаем, «над кем смеётесь, над собой смеётесь». . В панике он не может отличить Хлестакова от настоящего ревизора.

Хорошо бы взять напрокат карету, обрядить Осипа в ливрею, выдавать себя за богача и ездить по лучшим домам… См. Мюллера, Явление 6. Трактирный слуга приносит обед, но предупреждает, что хозяин дал его без денег в последний.

Голодный Хлестаков бросается к тарелкам и начинает выговаривать слуге за то, что обед плох: Хлестаков приходит в страшное волнение. Он полагает, что городничий прибыл по жалобе трактирщика и сейчас потащит его в долговую тюрьму. Городничий входит к мнимому ревизору. Хлестаков, уверенный, что сейчас его поведут в тюрьму, вначале заикается, но потом кричит: Городничий, не разобрав суть дела, полагает: Хлестаков объясняет, что не может уехать из города, так как у него нет ни копейки.

Городничий принимает это за вымогание взятки. Донельзя изумлённый Хлестаков не вполне понимает происходящее, но всё больше ободряется и начинает держать себя с городничим немного свысока.

По просьбе Хлестакова Осип приводит трактирного слугу. Имея теперь деньги, Хлестаков собирается расплатиться через него с хозяином. Но городничий приказывает слуге убираться прочь. Городничий приглашает Хлестакова проехаться вместе по городским учреждениям. Жена и дочь городничего, увидев в окно Добчинского, торопят его рассказывать новости про ревизора. Добчинский передаёт Анне Андреевне записку от мужа и сообщает, что ревизор, хотя и не генерал, но не уступит генералу образованием и важностью поступков.

Готовясь к приёму ревизора, дочь и жена губернатора спорят о том, какое платье больше всего пойдёт каждой из. Слуга Осип приносит в дом городничего чемодан с вещами Хлестакова и требует накормить. Хлестаков и отцы города возвращаются в дом городничего после завтрака и поездки по разным учреждениям.

Хлестаков хвалит угощение и осведомляется, негде ли у них поиграть в карты. Городничий, видя в таком вопросе коварный подвох, отвечает, что никогда не играет, ибо не хочет терять время, которое можно потратить на пользу государственную. Городничий представляет Хлестакову жену и дочь. Хлестаков рисуется перед.

Он начинает рассказывать про свою петербургскую жизнь и, незаметно для себя самого, привирает всё. Он рассказывает, что его дом — первый в столице, что в приёмной у него толкутся, жужжа, как шмели, князья и графы. Раз он, якобы, управлял департаментом, рассылая 35 тысяч курьеров, а теперь его скоро произведут в фельдмаршалы.

Жена и дочь городничего спорят о том, на кого из них Хлестаков обратил больше внимания. Городничий, уложив Хлестакова, выходит из его комнаты в подобострастном волнении. Осип уже понимает, что его хозяина приняли за кого-то другого, но решает воспользоваться случаем.

с кем был близко знаком хлестаков

Городские чиновники, стоя у комнаты спящего Хлестакова, горячо обсуждают, как дать ему взятку и не вступить при этом в конфликт с законом. Хлестаков просыпается в своей комнате и с удовлетворением вспоминает о прошедшем дне. К Хлестакову входит судья Ляпкин-Тяпкин с деньгами в сжатом кулаке. В шапку туды ему!.

Легкость в мыслях необыкновенная! Жаль, что Иохим [4] не дал напрокат кареты, а хорошо бы, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чёртом под крыльцо к какому-нибудь соседу помещику, с фонарями, а Осипа сзади, одеть в ливрею… Воображаю, как бы все переполошились: Ты привык там обращаться с другими: Со мной не советую… Боже мой, какой суп!

Я думаю, ещё ни один человек в мире не едал такого супу: Это топор, зажаренный вместо говядины. Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: За что ж, в самом деле, я должен погубить жизнь с мужиками? Теперь не те потребности; душа моя жаждет просвещения.

Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия. С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: Моих, впрочем, много есть сочинений: Уж и названий даже не помню. Думаю себе, пожалуй, изволь, братец! И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!

Извольте, господа, я готов отдохнуть. Завтрак у вас, господа, хорош… Я доволен, я доволен. Откуда они набрали таких тюфяков и перин? Со мной престранный случай: Нет ли у вас денег взаймы, рублей четыреста? На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан, так что трактирщик хотел уже было посадить в тюрьму; как вдруг, по моей петербургской физиономии и по костюму весь город принял меня за генерал-губернатора. Городничий глуп, как сивый мерин. Почтмейстер точь-в-точь наш департаментский сторож Михеев, должно быть, также, подлец, пьёт горькую.

Смотритель училищ протухнул насквозь луком. Осип[ править ] Чёрт побери, есть так хочется, и в животе трескотня такая, как будто бы целый полк затрубил в трубы.

Добро бы было в самом деле что-нибудь путное, а то ведь елистратишка [17] простой! Он не посмотрел бы на то, что ты чиновник, а, поднявши рубашонку, таких бы засыпал тебе, что б дня четыре ты почесывался. На пустое брюхо всякая ноша кажется тяжела. И верёвочка в дороге пригодится. Ляпкин-Тяпкин[ править ] Нет, этого уже невозможно выгнать: Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Когда тема, казалось, была исчерпана и шеф разведки собирался покинуть кабинет, Риббентроп встал и, подойдя к собеседнику, с очень серьезным видом потянул его в угол.

Мне нужно поговорить с вами об очень важном деле. Никто, кроме фюрера, Бормана и Гиммлера, об этом не знает. Риббентроп объяснил, что весь режим в России держится на способностях и искусстве одного человека и этим человеком является Сталин. Будет организована конференция, в работе которой примет участие Сталин. На этой конференции я должен убить.

Он просил назвать человека, который сможет помочь. Риббентроп сказал также, что Гитлер приказал ему обсудить этот вопрос со мной с глазу на глаз и выразил уверенность, что я найду практический способ выполнения этого плана.

Однако обстановка была неподходящей, чтобы возражать, и, кроме того, я понимал: Наконец, мне показалось, что я нашел выход из тупика, в котором оказался… Я предложил, чтобы он прежде создал необходимые условия для осуществления плана и добился согласия Сталина участвовать в работе конференции.

Если же ему это удастся, я буду готов поддержать его словом и делом. Мне как-то пришлось говорить с Гиммлером об. После обсуждений с Гитлером Гиммлер предложил свой план, очень напоминавший план Риббентропа. В соответствии с ним наши специалисты изготовили мину для убийства Сталина.

Мина размером с кулак имела вид кома грязи. Она должна была быть прикреплена к машине Сталина. Мина имела завал, управляемый с помощью коротковолнового передатчика, и была настолько мощной, что когда при испытании мы взорвали ее, то от нашей машины почти ничего не осталось… Двое бывших военнослужащих Красной Армии, находившиеся до войны в течение долгого времени в ссылке в Сибири, взялись выполнить это задание один из них был знаком с механиком из гаража Сталина.

Ночью на большом транспортном самолете они были доставлены к тому месту, где, по сообщению, переданному нашими агентами, находилась ставка Сталина. Они спрыгнули с парашютом и, насколько мы могли установить, точно приземлились в указанном месте. Однако это было последнее, что мы о них слышали…" К блиндажу командира полка командир пулеметной роты старший лейтенант Таврин подходил в приподнятом настроении. Ласково пригревало майское солнце.

Безоблачное небо слепило глаза яркой голубизной. Вокруг стояла непривычная тишина. Таврин на мгновение остановился, вслушиваясь в эту тишину и вдыхая аромат набухших березовых почек. Только сейчас он по-настоящему осознал, а точнее почувствовал, присутствие весны. Побуждаемый каким-то давно забытым чувством, он прикоснулся ладонью к стволу дерева. Кора была прохладной и липкой. Посмотрев вверх, Таврин заметил торчащий их коры небольшой осколок снаряда. Отсюда, из нанесенной березе раны, сочился розоватый сок.

Не удержавшись, Таврин попробовал его на вкус. Сок был и сладким, и горьковатым одновременно… Около блиндажа уже собрались несколько знакомых Таврину офицеров. Смолили у кого что было, в основном махорку, и оживленно переговаривались. Причина сбора всем была известна — поступили награды за предыдущие бои.

Сделали еще по одной затяжке, поправили ремни. Командир полка всегда был точен. Однако в этот раз приглашать их в блиндаж не спешили. Дивизионное начальство решило сделать это в более торжественной обстановке. На нашем участке пока относительно спокойно, так что случай, надо полагать, скоро представится. А сейчас прошу разойтись и заняться своими обязанностями".

На опушке Таврина нагнал оперуполномоченный особого отдела капитан Васильев. А дальше произошло то, что не только враз изменило беззаботное настроение Таврина, но и перевернуло всю его дальнейшую жизнь.

По-моему, и тебе письмо. Вот только адресовано оно почему-то Шило-Таврину. Ты что, двойной фамилией обзавелся? Как Таврин не споткнулся при этих словах, он потом и сам понять не. Но в душе так екнуло, таким жаром обдало, как если бы рядом мина разорвалась. Из родных твоих краев, надо думать… — Ладно, доставят письмо, посмотрим, кому в голову пришло нагородить.

На том они и расстались. Причин, которые заставили Таврина встревожиться, было более чем достаточно. Не Таврин, а Шило была его настоящая фамилия. Уроженец села Бобрик Нежинского района Черниговской области.

До года батрачил у местных кулаков, а после того как власть тех поприжала, уехал в Нежин, где устроился в отдел труда, который занимался вербовкой рабочей силы для строительства промышленных предприятий. В качестве уполномоченного этого отдела был послан в Глуховский район Черниговской области. Там проиграл в карты пять тысяч казенных денег. Попытался скрыться, но в Саратове был арестован. Однако пребывание в камере не входило в его планы. Разломав вместе с сокамерниками кирпичную стену тюремной бани, Шило бежал.

Скрывался в Иркутске, потом в Воронежской области, у жены, которая работала учительницей в тихой станице. Однажды в их хате случился пожар. Шило воспользовался этим, чтобы выправить себе новые документы. Обжег верх своего паспорта и получил новый на фамилию своей жены.

Под этой фамилией устроился на учебу в Воронежский юридический институт. После окончания первого курса был принят на должность старшего следователя в воронежскую прокуратуру. Убежал и из воронежской тюрьмы во время работ за ее пределами. Теперь его временным убежищем стали Ташкент, потом Уфа. В году, подправив в паспорте первую букву фамилии "Г" на "Т", и таким образом став уже Тавриным, уехал в Свердловск. Устроился там на работу в трест Урал-золото, откуда 14 июля года и был призван в Красную Армию.

Попав на фронт, отличился в боях, за что был награжден орденом и представлен ко второму. Казалось, это был шанс забыть прошлое, начать писать биографию с чистого листа… И вдруг этот разговор с капитаном Васильевым. Он как заноза застрял в мозгу Таврина. Если контрразведка обратила внимание на письмо, то станет копать, полагал. И чем черт не шутит, докопается.

А это ничего доброго ему не сулит. Вскоре Таврин с двумя бойцами был послан в разведку. Дожидаясь подходящего момента, разведчики затаились в лощине вблизи от немецких позиций. И тут Таврину приспичило.

Сказав бойцам, что отойдет ненадолго по нужде, он укрылся в чаще кустов. И надо же такому случиться там в траве на глаза ему попался лист бумаги. Оказалось, что это немецкая листовка с призывом к красноармейцам сдаваться в плен и припиской, что листовка является пропуском для тех, кто решит ею воспользоваться. Это произошло 30 мая года под Ржевом.

У немцев Таврин сразу же заручился справкой о том, что на сторону германской армии он перешел добровольно, и изъявил готовность отвечать на все вопросы. Разумеется, он не собирался распространяться насчет своего уголовного прошлого. Будучи сыном сапожника, немцам он говорит, что его отец — полковник царской армии, и поэтому, дескать, он, Петр Шило, постоянно преследовался органами советской власти.

Чтобы набить себе цену, рассказывает небылицы о положении советских войск на том участке, где воевал. Врал самозабвенно, не задумываясь о последствиях. Чем выше уровень допросов, тем шире был размах вранья.

Слушая его, немцы только покачивают головой. Наконец, офицер, осуществлявший опрос не выдерживает. Он расстилает перед Тавриным карту. Они не подтверждают такого числа советских войск в местах, которые вы назвали. Это по военным вопросам. Но ведь Таврин выдавал себя еще и за инженера-геолога, который стоял у истоков строительства Магнитогорского мартеновского завода, разведывал запасы горы Магнитной.

Вот тут-то я и призадумался… Художничал три дня, писал и рисовал, что в голову пришло. Майор посмотрел мою писанину и спрашивает: Хотел возразить майору, что, мол, нет такой фабрики на Магнитогорском заводе, но майор только рукой махнул… Что касается горы Магнитной, то по моим расчетам общий баланс выражался в миллиардах тонн руды, в то время как у майора в его справочнике значилось всего в десятках миллионов…" Может вызвать недоумение вся эта колготня вокруг перебежчика, интерес немцев к вопросам, казалось бы, далеким от фронтовых.

Но не все так. В первые месяцы войны Россия эвакуировала за Урал десятки стратегических предприятий. На востоке за Уралом вырос гигантский промышленный район.

Методические материалы к уроку литературы по теме "Образ Хлестакова в комедии Н.В. Гоголя "Ревизор"

Его площадь была больше территории всей Германии. Так, один из секретарей Альберта Шпеера, министра вооружения, отправил на имя Гиммлера секретный меморандум о стратегической важности многочисленных доменных печей Магнитогорска. В тот же день рейхсфюрер издал приказ: Предпринять немедленные меры к организации диверсионной операции в Магнитогорске. Цель операции — выведение из строя или полное уничтожение доменных печей.

с кем был близко знаком хлестаков

О ходе подготовки докладывать лично мне ежемесячно. В недрах спецслужб был разработан план под кодовым названием "Операция Ульм", предполагавший выведение из строя важных оборонных объектов на Урале силами диверсионно-десантных подразделений.

с кем был близко знаком хлестаков

Аналитики пришли к выводу: Воздушная разведка и аэрофотосъемка географически удаленных от рейха объектов не могла проводиться достаточно часто, поэтому немцы использовали и другие источники информации, в частности опросы пленных и перебежчиков. Протоколы допросов военнопленных архивировались, а их показания систематически проверялись и перепроверялись.

Таким образом, немцы обработали и подвернувшегося им под руку Таврина. Другое дело, что его вранье вряд ли им пригодилось. Вранье было второй натурой этого человека. Пользуясь моим отсутствием, унес мою кожаную куртку, кое-что из белья. Хозяйка квартиры лично приготовила ему из моей муки на дорогу булочки…" В общем, после того как немцы насытились враньем Таврина, они отконвоировали его в Сычевский пересыльный пункт для военнопленных.

Там ему было предложено послужить в качестве начальника военизированной охраны железнодорожной станции Сычевка. Снова становиться под ружье и рисковать жизнью? Таврин настроился на иное. Поместили его в казарму, где находилось свыше 40 человек. Соседом оказался некто Георгий Жиленков, как выяснилось, земляк, уроженец Воронежа, да и были они почти ровесниками — Жиленков родился в году. Правда, Жиленков был птицей более крупного полета.

Перед войной вырос до секретаря райкома партии Ростокинского района Москвы. Был членом Московского городского комитета ВКП б. На фронте носил звание бригадного комиссара и являлся членом военного совета й армии. В плен попал осенью года в районе Вязьмы. Выдал себя за рядового бойца — шофера Максимова.

И в качестве шофера служил в германской й пехотной дивизии. Участвовал в сопротивлении, устраивая диверсии в тылу германских войск. Однако в мае года при подготовке взрыва гжатского армейского склада был предан лесником Гжатского лесничества Черниковым и арестован немцами.

На допросе назвал действительную фамилию и занимаемую должность в Красной Армии — член военного совета й армии, при этом изъявил готовность бороться против Советской власти. В мае года написал план создания на оккупированной немцами территории русского правительства, в котором предусматривалась организация борьбы против Советской власти. После этого и был переведен в Летценский лагерь в отдел военной пропаганды вооруженных сил германской армии, где редактировал брошюры и листовки, которые распростанялись на фронте и в тылу действующих советских войск.

Таврин, чтобы поднять свой престиж в глазах Жиленкова, представился ему бывшим сотрудником Воронежского управления НКВД, начальником личной охраны тогдашнего секретаря Воронежского обкома Варейкиса.

В рассказах о себе приписывал заслуги, которых у него не было, врал, например, что на фронте служил командиром батальона. Плел и другие небылицы. Три недели они провели бок о бок, внушая друг другу, что их переход на сторону немцев — это не предательство, а прозрение. В качестве доводов Жиленков вспоминал всякие негативные моменты из своей партийной жизни, рассказывал сплетни о советских правителях, говорил, что сталинское руководство антинародное и против него надо бороться и что в этой борьбе каждый должен найти свое место.

Таврин безропотно внимал Жиленкову, внутренне признавая его превосходство над собой и как бы предчувствуя, что его дальнейшая судьба будет зависеть от этого человека. В первых числах июля года Жиленков из Летцена внезапно исчез. Узнав о формировании немцами добровольческой бригады так называемой русской народной армии, он попросил об откомандировании его в эту бригаду.

Добровольческая бригада формировалась исключительно из антисоветских элементов. Командовал бригадой бывший полковник Красной Армии Боярский. Жиленков был назначен на должность начальника организационно-пропагандистского отдела. Поначалу дела складывались не особенно благоприятно. Бригада не выполнила приказ командующего центрального фронта немцев фельдмаршала фон Клюге выступить в район Великих Лук для участия в боях против Красной Армии. За это Боярский и Жиленков были арестованы и приговорены к расстрелу.

Но за Жиленкова поручился полковник генерального штаба Ронне, которому Жиленков дал клятву искупить свою вину перед немцами. После этого он был откомандирован в Берлин, где встретился с бывшим командующим 2-й ударной армией Андреем Власовым, который занимался в то время организацией Комитета освобождения народов России — КОНРа. Жиленков был включен в состав этого комитета и приступил к изданию антисоветской газеты "Доброволец", распространявшейся среди военнопленных, а также выступал с лекциями на курсах фашистских пропагандистов в Дабендорфе.

Спираль его карьеры на немецкой службе стала стремительно раскручиваться. В он был послан в Псков для формирования так называемой гвардейской ударной бригады РОА Русская освободительная армия с целью последующего использования ее в качестве базы для подготовки террористов и диверсантов. Там же он составил план формирования гвардейской ударной бригады, в котором предусматривалась заброска в тыл Красной Армии террористов, шпионов и диверсантов для проведения антисоветской подрывной деятельности.

Этот план был направлен в имперский отдел безопасности. После этого Жиленков командирован в Берлин; он написал докладную записку на имя Гиммлера, в которой доказывал необходимость передачи всех антисоветских формирований, находящихся в Германии, в распоряжение Власова и русского комитета.

Жиленкову была поставлена задача: Но командировка оказалась недолгой. Через две недели началось наступление войск Красной Армии, и Жиленков вернулся в Берлин. Чуть позже Жиленков организовал встречу Власова и с Геббельсом, в которой и сам принял участие. Одним словом, он выслужился у немцев и был достаточно влиятельной фигурой. Но вернемся к нашему герою. В Летцене Таврин был определен в отдел пропаганды, где занимался разбором писем, захваченных немцами в полевых почтах Красной Армии.

По указанию зондерфюрера он отбирал письма с фронта и на фронт, где содержались какие-либо фразы, подходящие для использования немцами в антисоветской пропаганде. Иногда в письмах имелись и денежные вложения… Натуру не изменишь. Читатель, надеюсь, помнит о проигранных Тавриным в молодости рублях, откуда и пошли все его невзгоды. Вот и здесь Таврин, мягко говоря, утаил от надзирателей рублей, поставил их на кон в карточной игре, был изобличен в шулерстве и избит партнерами.

От греха подальше немцы убрали его из Летцена, перевели в Хамельбургский лагерь, или, как он еще официально назывался, "Центральный офицерский лагерь для военнопленных 13 "Д". В этом лагере, в отличие от Летцена, бывшие генералы и полковники Красной Армии жили в отдельном доме, все же остальные ютились в бараках и несли трудовые повинности.

Уже на третий день Таврин был определен в рабочую бригаду и направлен в лес на заготовку дров. Военнопленные вкалывали на вырубке весь световой день, в лагерь возвращались поздно вечером, наспех поедали скудный ужин и обессиленные валились на нары.

И так изо дня в день. Таврину такая жизнь, естественно, была не по нутру. Он явился к коменданту лагеря и предъявил ему справку о добровольном переходе на сторону немцев. Человек, к которому комендант адресовал Таврина, не занимал никакой официальной должности в лагере, носил гражданскую одежду, но всем было известно, что этот немец имел большое влияние на лагерное начальство.

Поговаривали, что он из гестапо. Позже Таврин узнал, что агенты гестапо и СД были назначены фактически во все лагеря для военнопленных, но числились чаще всего на фиктивных должностях. Шеф гестапо Мюллер в своей директиве от 17 июля года предписывал им выявлять "все политические, уголовные и другие по каким-либо причинам нежелательные элементы", а также "всех лиц, которые могли бы быть использованы для возрождения оккупированных территорий", с целью их устранить или подвергнуть "специальному лечению".

Приказ рекомендовал агентам подбирать среди военнопленных также и тех, кто "заслуживает доверия", для организации шпионажа внутри лагеря и выявления тех военнопленных, кого следовало устранить. Небрежно взглянул на справку, гораздо внимательнее выслушал его рассказ об обстоятельствах перехода к немцам. Задал несколько уточняющих вопросов. Что это за комната, Таврин интересоваться не. Лишь бы не на лесоповал. Как оказалось, в "особой комнате" немцы содержали не просто бывших командиров Красной Армии, а тех из них, кто имел какую-либо специальность.

С какой целью осуществлялась эта селекция, какие виды немцы имели на обитателей "особой комнаты", никто не.

Методические материалы к уроку литературы по теме "Образ Хлестакова в комедии Н.В. Гоголя "Ревизор"

Пока же инженер-химик ежедневно переводил на русский язык и печатал на машинке сводки германского верховного командования, которые затем вывешивал на щите во дворе лагеря. Чем-то подобным занимались и. Таврину было поручено изготовлять металлические бирки для военнопленных. Но, как поется в известной песне, у кавалергардов век недолог… Проработав в канцелярии комендатуры на изготовлении бирок немногим больше недели, Таврин попался на краже продуктов из каптерки.

Мелочь, в общем-то, несколько картофелин, кулек вермишели. Все это он принес в комнату и пытался тайком съесть. Товарищи углядели и донесли коменданту лагеря. В тот же день Таврина препроводили в общий барак, а на следующее утро он уже махал в лесу топором. Нельзя не обратить внимания на то, что гитлеровцы обходились с Тавриным как с шаловливым ребенком. Будучи начинающим опером, я как-то высказал недоумение по поводу того, что некоторые наши агенты были, мягко говоря, людьми не очень чистоплотными.

А агенты, как правило, народ завербованный. Одному из коммуналки надо перебраться, другому родное чадо в институт устроить, третьему за границу поехать… Чем зависемее кандидат на вербовку от жизненных обстоятельств или от пороков, которым подвержен, тем лучше…" Похоже, что полное отсутствие моральных устоев у Таврина как раз и импонировало немецким спецслужбам.

День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем тянулась беспросветная лесоповальная жизнь. Казалось, так будет. Таврин клял себя почем зря. Недобрым словом поминал и картошку, и вермишель, и товарищей-стукачей, и лагерную администрацию.

с кем был близко знаком хлестаков

Как вдруг однажды, уже после вечерней поверки, по лагерю прошла команда всем построиться во дворе. Из бараков высыпало около двух тысяч человек. Отдельно построили генералов, затем старших командиров и на левом фланге тех, кто был рангом пониже.

Спустя некоторое время в свете прожектора появилась группа военных во главе с начальником лагеря и человеком в генеральской форме, в котором Таврин с изумлением распознал Георгия Жиленкова. Дойдя до середины плаца, группа остановилась. Неисчислимые бедствия принес он нашей Родине и, наконец, вовлек русский народ в кровавую войну за чужие интересы. Эта война принесла нашему Отечеству невиданные страдания. Миллионы русских людей уже заплатили своей жизнью за преступное стремление Сталина к господству над миром, за сверхприбыли англо-американских капиталистов.

Миллионы русских людей искалечены и навсегда потеряли трудоспособность. Женщины, старики и дети гибнут от холода, голода и непосильного труда. Сотни русских городов и тысячи сел разрушены, взорваны и сожжены по приказу Сталина. История нашей Родины не знает таких поражений, какие были уделом Красной Армии в этой войне. Несмотря на самоотверженность бойцов и командиров, несмотря на храбрость и жертвенность русского народа, проигрывалось сражение за сражением.

Виной этому — гнилость всей большевистской системы, бездарность Сталина и его главного штаба. Сейчас, когда большевизм оказался неспособным организовать оборону страны, Сталин и его клика продолжают с помощью террора и лживой пропаганды гнать людей на гибель, желая ценою крови русского народа удержаться у власти хотя бы некоторое время. Германия ведет войну не против русского народа и его родины, а лишь против большевизма. Германия не посягает на жизненное пространство русского народа и его национально-политическую свободу.

Место русского народа в семье европейских народов, его место в новой Европе будет зависеть от степени его участия в борьбе против большевизма, ибо уничтожение кровавой власти Сталина и его преступной клики — в первую очередь дело самого русского народа. Для объединения русского народа и руководства его борьбой против ненавистного режима, для сотрудничества с Германией в борьбе с большевизмом за построение новой Европы, мы, сыны нашего народа и патриоты своего Отечества, создали Русский комитет.

Мы призываем немецкие власти опереться на русских в борьбе со Сталиным и создать русскую национальную армию. После этих слов Жиленков и вся лагерная свита пошли вдоль строя военнопленных. Остановились около колонны генералов. Человек двадцать отделились от группы старших командиров. А вот со средним звеном вышла заминка.

В ответ на приглашение сделать три шага вперед раздался громкий мат: Пытавшихся выйти вперед, удерживали, заталкивали. В одном месте завязалась драка. Таврин сумел протиснуться к Жиленкову. Тот его узнал, по-приятельски обнял. Я тебе место хорошее подберу. Мне бы что-нибудь по административной части… Жиленков махнул рукой. Обещание свое он выполнил.

Буквально на следующий день Таврин получил распоряжение на работу в лес не идти, а незамедлительно явиться в лагерную канцелярию. Таврин, естественно, мешкать не. Мы бы хотели больше узнать о вас… Беседа действительно была долгой. Точнее, это был допрос, а не беседа.

Немцы дотошно выспрашивали у Таврина о его прошлой жизни в СССР, о службе в Красной Армии, опять же об обстоятельствах перехода к немцам. В итоге вопрос был поставлен ребром: Вопрос абверовцев не застал Таврина врасплох. Уже в ходе разговора он понял, к чему шло дело, и для себя решение принял.

Спустя некоторое время Таврина и еще 28 человек отправили поездом из Хамельбурга в Вену, а оттуда на машинах в венский лес, под Брайтенфурт, в разведывательную школу абвера. Там ему предстояло пройти специальное обучение. Таврину была поставлена задача негласно поработать в группе, в которую он был зачислен, на предмет выявления среди завербованных агентов людей, недостаточно лояльных к Германии, колеблющихся, одним словом, не совсем надежных.

Таврин принялся за выполнение этого задания с усердием. В один из первых же вечеров, когда члены группы собрались вместе, он исподволь завел разговор о предстоящей учебе и заброске в СССР, сказал, что немцы поступают очень доверчиво, осуществляя такую массовую вербовку агентуры из числа военнопленных.